Уехать нельзя остаться

Роман Райфельд вместе с известными и не очень гражданами нашей страны размышляет на тему: менять ли родину и на что конкретно?

УЕХАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ 1

Подобными вопросами мучается все большее и большее количество казахстанцев, да и не только. И к гадалке в попытке узнать, что тому причиной, ходить незачем. Я ведь даже не могу предположить (даже предположить, не то что утверждать), что курс доллара как единственный понятный каждому индикатор казахстанского счастья будет на момент выхода этого номера из печати таким-то. Уже не могу. Мир изменился в мгновение. Все мы продолжаем жить, но только и говорим, что драпать уже не просто можно и нужно, а как бы даже не поздно было с учетом новостей о заполонившей Европу колонне беженцев из мусульманских стран.

Штаты уже давно замусорены бескультурными повадками понаехавших, теперь настал черед и стран Евросоюза. Нас будоражит то, что в стране происхождения нам уже ну никак не процветается… если вы, конечно, не сидели последние 20 лет попой на нефтяном вентиле и не оставались безнаказанными, насмерть сбивая зазевавшихся пешеходов, и все ваше на самом деле уже где-то далеко от страны, где вы появились на свет. Нас ужасает, что и там, где мы могли бы примоститься, уже, увы, не примостишься с тем воображаемым комфортом, каковой легко можно было себе представить еще несколько лет назад. Добивает, словно слоган рекламной кампании, звучащая фраза: лучше в Казахстане уже не будет! Похоже, предвидели ее возникновение в 2015 году те примерно 25 тысяч казахстанцев (в основном русских и украинцев), что покинули степь между Китаем и Россией в прошлом году.

В мыслях о справедливости такой постановки вопроса я застиг далеко не врасплох многих респондентов материала. Их пессимистичных и с болью читаемых ответов огромного объема хватило бы на книгу. Среди первых готовых к вопросу оказался живший на тот момент в Кельне журналист Мади Мамбетов (34). «Я никогда всерьез не задумывался о переезде из Казахстана… до последнего времени, еще до свободного плавания тенге. Пожив в разных странах, понял, что идеального места на земле нет. Сейчас с ужасом подсчитываю, на сколько недель пребывания в Германии мне хватит казахстанских заработков, и с завистью смотрю на людей вокруг. У них эффективное правительство, которое они выбрали, сильная экономика, в построении которой участвуют, и ощущение того, что почва под ногами твердая, а небо – чистое. В Казахстане мне все больше и больше становится непонятно, для чего и для кого вершится вся та деятельность, последствия которой я ощущаю на своей шкуре».

Более молодое поколение в лице 23-летнего студента-дизайнера Есдаулета Естаева, обучающегося на грант (не казахстанский), пытается, прожив два года в Штатах, объяснить, почему там все еще хорошо нашему брату: «Для простых ребят без больших амбиций жить за границей удобнее. Амбициозному нужно покорять мир, пока не покорит или не лоханется. А простые, работая на простой работе, спокойно платят ренту, покупают шмотки, на выходные гуляют, и еще на пиво останется. Я бы с удовольствием жил в Казахстане. Вот прям хочу, но каждый раз тянет в Штаты. Думаю, потому что тут больше возможностей для реализации. В идеале хочу жить на две страны».

Радиоведущая Алена Лобастова (35) вторит музыканту Едилю Хусаинову, мол, где родился, там и пригодился, философствуя: «…но, может, это оттого, что я никогда всерьез не думала навсегда поменять страну. Отношения в любом случае надо будет строить вне зависимости от географии. И прежде всего – отношения с собой. Умение принимать себя, уважать, любить поможет понимать и принимать мир таким, каков он есть».

Уже четыре года работает в центре Восточной Европы банковский клерк Булат Истыбаев (38). Паспорт у него наш, но вот уже который год он возвращается в Алматы, чтобы повидать родителей и подлечить зубы у дантиста, которому доверяет их 15 лет, да и стоматология здесь по-прежнему дешевле. Его устраивает вполне демократическая культура в том институте, где он трудится, отношения с шефом, зарплата, экономическая ситуация в стране и свобода передвижения по Европе, плюс он отлично владеет языком страны пребывания. На вопрос «Что должно случиться, чтобы тебе пришлось навсегда покинуть родину?» отвечает вопросом: «А что, разве это уже не случилось?»

Редактор Наталия Крюкова (29) присоединяется к дискуссии: «Еще в начале наших отношений с мужем мы обсуждали, что было бы интересно пожить в других странах… Поэтому, когда ему предложили место в московском офисе компании, мы думали не долго. Прошел год. За это время мы ни разу не ощутили, как плохо жить на чужбине. Москва приняла нас лучше, чем мы думали. Появилась идея поступить в университет в Европе, супруг поддержал. И вот я уже собираю чемоданы для переезда в Литву. Следующие 3,5 года мы проведем в Вильнюсе. А дальше? Дальше посмотрим». 

К нашей воображаемой беседе подключаю наших «корреспондентов» в Канаде – живущих там четыре года бывших граждан Таджикистана и Казахстана, счастливую семейную пару Зарины Айдумовой и Сухроба Курбанова – людей образованных и любящих друг друга и троих своих детей. Она родилась в Казахстане, он семь лет прожил в нашей стране. «Уезжать однозначно стоит. Не бойтесь, начинайте новую жизнь. Покидайте зону вашего комфорта. Это обеспечит вам личностный рост. Для нашей семьи это сработало. Мы не встречали никого, кто бы вернулся отсюда на родину. Ни на секунду не пожалели, что уехали, хотя первый год было тяжело, но многое зависит от вашего отношения к переезду». Страну они покинули из-за желания дать детям качественное образование, а главным плюсом проживания там называют уважение, присутствующее у тамошних людей к собратьям по разуму. Сухроба и Зарину привлекло в Канаде и то, что они назвали капиталистическо-социалистическим строем: все льготы, которыми баловал своих граждан СССР (и чего граждане не ценили), присутствуют, по мнению супругов, в современной Канаде.

Моя подруга – 31-летняя путешественница (как она сама себя называет) Ирина Югай в один прекрасный день бросила работу в нацкомпании и уехала волонтером строить школу где-то высоко в непальских горах. Сейчас, спустя год, она уже в Южной Америке. «Жила в Боливии три месяца, потом в Аргентине, Чили и Эквадоре, сейчас в Перу. Джеффри Евгенидис в своей книге «Средний пол» пишет, что «величайшие города строились ради культуры, а города США – ради денег». Похоже, города Казахстана следуют тенденции Штатов, если судить по нашей стеклянной и совершенно бездушной столице. У нас есть культура, но в городах ее точно не отыскать. В Южной Америке культура в каждом уголке. Когда вам в последний раз кто-то просто улыбнулся на улице или назвал вас «моя любовь» или «моя душа» в Казахстане? А в Южной Америке вербальные «поглаживания» – часть социального взаимодействия. Вот почему я влюбилась в регион. А может, это не любовь к Америке, а боль к Казахстану»?

Людям, с которыми я беседовал, в конце концов я задавал вопрос: что еще должно/может случиться в Казахстане, чтобы вы умчались из страны сломя голову и больше не вернулись? 

Все отвечали по-разному, но я так понял, что у большинства в голове не укладывается, что еще может быть хуже, а если укладывается, то все звучит настолько реалистично и логично, что они попросту боятся произносить свои фантазии вслух. В соцсетях нашел эзотерически-оптимистичный взгляд на жизнь: «Глядя на все происходящее в стране и мире, хочется сказать: дайте мне другое человечество! Но в следующий момент я понимаю, что я в это другое человечество тоже не попаду». Обратился к автору Юрию Дорохову, другому своему коллеге (с российским паспортом он уже лет пять успешно работает в Казахстане). «Что должно случиться? Должны ужесточиться налоги на бизнес, появиться новые случаи безнаказанных преступлений, совершенных влиятельными людьми и их родственниками, и должно продолжиться уничтожение Иле-Алатауского национального парка ради частных коммерческих интересов». Вот так. Просто. Мужчина мыслит в соответствии с Ведами, я бы сказал, и не согласиться с ним в том, что проблема уже не в одной отдельной стране, а у всего человечества, нельзя. Что, однако, не исключает тезиса об исключительной худшести проживания именно в наших краях в сравнении с теми немногими «теплыми» местами планеты, где люди ощущают себя счастливее, вроде той же Норвегии. Хотя, помяните мое слово, через … лет одному богу известно, какая страна будет входить в список самых счастливых родин мира, разменивать которые на другие жильцы нипочем не желают.

                         

Снова семья. Они на другом конце света, в Австралии, уже почти шесть лет. Наталье Соловьевой – 37, с мужем и сыном они переехали на тот континент, стали гражданами и родили там дочь. В этом году она приехала навестить родителей и друзей в Алматы и заодно забрать свои пенсионные накопления. Оказалось, что их у государства надо еще отвоевать. Огромную часть своего путешествия она провела в учреждениях, доказывая, что является гражданкой другого государства. Справка из казахстанского консульства и новый паспорт были слабыми аргументами для чиновников. Бумажная волокита продолжалась несколько месяцев и после отъезда Наташи, порядком истрепав всем нервы. В этой связи вспомнил слова, недавно сказанные мне в разговоре 24-летним оралманом: «В Китае все делается быстро, в Казахстане: жди неделю, жди месяц». «Денег, к слову, было совсем немного. И средства, предназначенные на то, чтобы обеспечить мне мою грядущую старость, были потрачены на приятные мелочи за короткий срок. Грустный финал. Кажется, таковым он окажется для многих моих бывших соотечественников, продолжающих отстегивать «десятину» государству. Неужели у кого-то в Казахстане еще сохранилась надежда на то, что государство позаботится о них на склоне лет?» 

Казахские друзья постоянно спрашивали новоявленную австралийку, не жалеет ли она об отъезде. Ее выводы из бесед с ними таковы: те, кто еще пять лет назад считал эмиграцию авантюрой чистой воды, сегодня задумываются об этом всерьез и даже обращаются к ней за экспертизой: каково это – уезжать навсегда и как это можно сделать? Внесу ясность: эмиграция Натальи с супругом не импульсивное решение, план покинуть страну постепенно вызревал с момента их первой встречи в 1996 году. Семья подавала на несколько видов виз, но всякий раз ей что-то мешало уехать, хотя визы они получали. Рассматривали Чехию, Канаду, Новую Зеландию… Последней в списке шла страна, в которой в итоге и оказались. Раз и навсегда перестать ныть о расставании с прошлым Наталью заставило рождение сына: «Я поняла, что не хочу его отправлять в казахстанскую школу, не хочу лечить у казахстанских врачей». 

Конкуренция на рынке жилья, труда, да вообще на рынке в Австралии высокая, так что супругам и сейчас не сказать, что сладко, но нормально, по-человечески, я бы так назвал это состояние. «И главное, – продолжает Наташа, – там есть шанс по-настоящему начать все с нуля, причем в любом возрасте. В то время как в Казахстане женщину 30+ списывают со всех счетов, австралийские дамы в 50+ бегают на свидания чаще, чем двадцатилетние. Однажды в автобусе наблюдала, как пожилой человек неопрятного вида, но с дорогой моделью парусника в руках делился с молодым клерком мыслями: «Все-таки Австралия – самое лучшее место на земле. Где еще пенсионер может себе позволить потратить деньги на такую игрушку?» Может быть, Австралия и не идеальная страна, но здесь хочется рожать и воспитывать детей, и здесь не страшно состариться». Никто не спорит: за годы независимости Республика Казахстан перестала быть страной, где ничего «не страшно».

В своих ответах на вопрос, что еще должно случиться, чтобы пришлось сбежать из страны, где родились и даже сгодились, мои респонденты кроме войны, в том числе и гражданской, называли и ядерный взрыв (а их не было?), и нестабильную политическую ситуацию (а она у нас еще стабильная?), и отсутствие работы, и приход к власти националистов, но с оговоркой, что семью все равно не бросишь, что бы ни случилось. Еще пророчество: «Наши чиновники продадут землю китайцам, и те вытеснят остатки казахского населения в Монголию». А может, все проще? Ведь получил же я и такое мнение: «пока люди не избавятся от таких фраз, как «стабильность», «жизнь по понятиям»… мало что приведет к изменениям. Важно изменить себя»… И только один человек, с кем я беседовал, ответил: «Я уеду из страны, если не смогу найти необходимого общения для своего внутреннего развития». По всему видно, что время это не за горами.


Автор: Роман Райфельд

Роман Райфельд