Записки дипломата. И в двери, и в окна

Размышления директора региональной миссии USAID в Центральной Азии Джонатана Эддлтона – о детстве в Индии, работе в Афганистане и целом регионе, в котором самая слабая региональная связь в мире.

Записки дипломата. И в двери, и в окна
В своих публичных выступлениях я часто говорю, что Центральная Азия обязана своим названием не только географическому расположению, но и своей роли в истории. Ведь она граничит и связывает великие цивилизации – Россию, Китай, Индию, Персию, Турцию, а через Кавказ и Черное море даже Европу. И сегодняшнее стремление региона и Казахстана в частности помогать строить мосты и соединять народы в мире, раздираемом обидами и взаимным непониманием, вполне реально. Для этого есть все козыри: как старые и вечные в виде положения на карте мира, так и новые, приобретенные собственной политикой – многонациональное, мультиязыковое и многоконфессиональное общество.

Поэтому миссия USAID в Центральной Азии помогает налаживанию в регионе старых и новых связей. «Новый Шелковый Путь» – так называется инициатива правительства США, которую в 2011 году в бытность госсекретарем официально объявила Хиллари Клинтон. Главная цель программы – обновление исторических связей, некогда процветавших между Центральной и Южной Азией, но в последние десятилетия умирающих.

Мой собственный интерес к Центральной Азии имеет не только служебный, но и личный характер. Почти все детство я провел на индийском субконтиненте, а потом работал в Афганистане. Отсюда моя любовь к местной истории и путешествиям. Я вырос в Шикарпуре на юге Пакистана и до сих пор помню саманные стены старого караван-сарая за пределами города, которые давали ночной привал и отдых верблюдам в их долгом путешествии между Центральной Азией и рекой Инд.

А в прошлом году я побывал на родине Бабура в Ферганской долине. Бабур родился в Андижане, создал Империю Великих Моголов на севере Индии, похоронен в саду в Кабуле. Вся его жизнь и судьба подчеркивают, придают особую поэтику отношениям Центральной и Южной Азии. Исследователи считают, что даже легендарные сады Моголов появились в результате тоски императора по родине – Бабур утолял свою печаль, пытаясь восстановить в садах родные пейзажи Ферганы.

Пару лет назад, будучи по делам в Афганистане, я вдруг осознал и поразился тому факту, что трое из четырех городских ворот в старом Кандагаре отражают связи этой земли: первые выходят на запад, Герат и Мешад, вторые — на север, Кабул и дальше Центральную Азию, третьи открывают путь на восток, в Индию. Сквозь них туда и обратно на протяжении веков проходили тысячи караванов, перевозя людей, товары, знания, информацию…


Это движение надо продолжать, только теперь на новом уровне.

Торговля, энергия, вода – главные столпы сотрудничества, именно на них ориентируется наша миссия.


Те, кто бывает на Зеленом базаре в Алматы, конечно, покупали и мандарины, и манго, и другие продукты, однако не каждый знает, что в определенные сезоны они завозятся из Южного Пенджаба в Пакистане. А тот, кто посещает знаменитую алматинскую барахолку, если обратит внимание, увидит футбольные мячи, форму для дзюдо и теннисные ракетки – все это сделано в Сиалкоте, пакистанском городе, известном своими спортивными товарами. Также Индия и Пакистан экспортируют в страны ЦА фармацевтическую продукцию.

Зато в Афганистане купив любую тандырную лепешку или сладкий пряник, вы на пятьдесят процентов можете быть уверенными, что они сделаны из выращенной в казахстанских степях пшеницы. Ведь почти вся мука поставляется в Афганистан из Казахстана и Пакистана. При этом казахстанская мука обогащена дополнительными витаминами, необходимыми для полноценного питания. Один из новейших проектов USAID решает именно эту проблему: мы обеспечиваем техническую консультативную помощь мельникам, торговцам и политикам в Казахстане, предлагаем новые подходы, чтобы улучшить питание афганских детей.

Так что если через восточные ворота выезжают караваны из Индии и Пакистана, полные фарм- и текстильной продукции, то через северные навстречу им идут караваны из Казахстана с мукой и пшеницей. Конечно, Казахстан хотел бы диверсифицировать свой экспорт и выйти далеко за пределы поставок углеводородов, и тут рынком сбыта может стать Южная Азия.

Энергия и вода – еще одна площадка, где сотрудничество неизбежно ввиду ненасытного спроса полуторамиллиардного населения Индии и Пакистана с одной стороны, а с другой – интенсивного таяния ледников в высокогорье Гималаев, Каракорума, Гиндукуша, Памира и Тянь-Шаня. Водоразделы не знают национальных границ, но для всех жизненно необходимы.

И тем не менее вопреки всему вышесказанному реальность состоит в том, что Южная и Центральная Азия являются наименее связанными регионами мира. Экономическое сотрудничество здесь ограниченно так, как если бы они находились в разных концах земли. Единственный плюс такого положения вещей – дремлющий, еще неиспользованный потенциал. Расширение торговли с Южной Азией разнообразит источники экономического роста Казахстана.

Но почему именно с Южной Азией? Меня нередко спрашивают об этом – почему USAID фокусируется в основном на укреплении интеграции с Южной Азией. Ведь также важны экономические отношения Казахстана в других направлениях: на севере с Россией, на востоке с Китаем, на западе с Европой.

Мой ответ неизменен: вторя министру иностранных дел Ерлану Идрисову, я всегда говорю: Казахстан является крупнейшей страной в мире, не имеющей выхода к морю, а любая страна, не имеющая выхода к морю, должна иметь столько окон и дверей, сколько возможно. И каждое из них может быть использовано для взаимодействия с остальным миром. Отношения с Россией, Китаем, Европой, безусловно, важны и полезны, но не менее важны и полезны отношения с другими соседями, даже если эти соседи не считаются супердержавами. И я надеюсь, что работа USAID в поддержку программы «Новый Шелковый Путь» – это новое видение для региона, которое также способствует достижению этой цели. В конце концов Шелковый путь никогда не был путем единственным, скорее это сложная разнообразная сеть торговых, культурных и человеческих связей.

Автор: Джонатан Эддлтон является директором Региональной миссии USAID в Центральной Азии расположенной в Алматы, Казахстан. Ранее служил в качестве посла США в Монголии; представителем USAID в Европейском Союзе; старшим гражданским представителем на юге Афганистана; директором миссии USAID в Пакистане и Камбодже.


Мнения, выраженные в этой статье, являются личными и не обязательно отражают точку зрения правительства США.

 

Не забудьте подписаться на текущий номер