Записки патологоанатома. Больница министра Биртанова

Недавно медицинская общественность Алматы в лице главных врачей и преподавателей Казахского национального медицинского университета встречалась с министром здравоохранения. Поводом стали «Дни университета», в рамках  которых проходила традиционная международная научно-практическая конференция.

Записки патологоанатома

Я тоже хотела встретиться с министром, но мой график 18 мая был плотно забит с самого раннего утра: сначала практические занятия со студентами 2 курса, потом консультации, лекция очередному потоку англоязычных студентов, а сразу после лекции — мой собственный доклад на морфологической секции. Поэтому только во второй половине дня, уже на секционном заседании я услышала краткий пересказ доклада министра.

Председатель секции вдохновенно рассказал об идее министра здравоохранения – оптимизации системы здравоохранения, подразумевающую внедрение государственно-частного партнерства. И я поняла, что всем нам без исключения нужно приготовиться к новому испытанию. Основная мысль, которую министр хотел донести до слушателей, заключалась в том, что для оказания качественных медицинских услуг, государству совсем не обязательно владеть больницами.

И действительно, в последнее время республиканские СМИ с завидным постоянством цитируют министра здравоохранения о пользе передачи государственных больниц и поликлиник в частные руки. Министр объезжает регион за регионом,  повторяя, как мантру, что: в Казахстане растут расходы на здравоохранение; нужно отходить от практики, когда государство владело больницами и университетами; государство не может угнаться за темпами роста технологий и стандартов в области строительства больниц; 65 процентов клиник построены до 1980 года и физически изношены и не обладают помещениями для применения современных стандартов лечения; необходимо перенести бремя охраны здоровья на плечи граждан, потому что население не уделяет внимания профилактике и обращается за медицинской помощью только,  когда развиваются заболевания; государство не должно формировать общественную структуру здравоохранения и тратить большие деньги на профилактику и так далее.

И конечно, самые сильные аргументы в пользу частных клиник министр здравоохранения приводит прямо из жизни. Например, «товарищ» министра здравоохранения открыл очень хорошую частную клинику в одном регионе страны, построил в соответствие с мировым стандартам, долго искал специалистов, а потом привлек ключевых специалистов из Украины, Грузии и России, «потому что местные специалисты из Алматы и Астаны очень много просят».

И правда, чем не повод для приватизации здравоохранения? Почитав многочисленные выступления министра за последние два месяца, я отметила его безудержный оптимизм. Министр видит одни только плюсы оптимизации и не просчитывает, или не говорит о рисках. А ведь это риски лягут на простых людей.

В выступлениях министр сквозит искренняя вера в то, что частная медицина является более эффективной, контролируемой и устойчивой по сравнению с государственной. Но есть крупные аналитические обзоры в медицинских журналах, в которых систематизированы результаты работы частных и государственных клиник в странах с низким и средним уровнем дохода. Большая часть этих исследований по реформированию системы здравоохранения проведена в странах Африки и Юго-Восточной Азии. Авторы  установили, что государственные клиники в меньшей степени укомплектованы современным медицинским оборудованием, в них меньше медикаментов и хуже подготовлен медицинский персонал. В частных клиниках больные действительно быстрее получают помощь, и персонал проявляет большее дружелюбие. Но в тоже время в частном секторе чаще наблюдается нарушение медицинских стандартов и ниже эффективность лечения. В частных клиниках отмечается тенденция к ненужным лабораторным исследованиям и назначению лекарственных препаратов, в которых больной не нуждается.

Главной проблемой частных клиник является несоблюдение стандартов лечения. Частные клиники отличают более высокий процент ненужных хирургических вмешательств по сравнению с государственными. Так в Перу число операций «кесарево сечение» сильно возросло после приватизации сектора родовспоможения. До реформирования здравоохранения частота проведения кесарева сечения была выше рекомендуемой ВОЗ на 10-15 процентов, но после реформы эти показатели превысили рекомендуемые уже на 50 процентов.

Аналогичная тенденция в ЮАР, где 62 процентов женщин, находившихся в частных клиниках, подвергались операции «кесарево сечение», а в государственных клиниках эти операции составляли 18 процентов.

Преимущество государственного здравоохранения перед частным наиболее ярко продемонстрировано в странах Юго-Восточной Азии в таких областях, как вакцинация и лечение инфекционных болезней (туберкулез и ВИЧ).

Сравнительный анализ государственного и частного здравоохранения показывает, что:

•В  Пакистане эффективность лечения больных туберкулезом в государственных клиниках составила 85 процентов, тогда как в частном секторе этот процент был гораздо ниже.

•В Таиланде высокую эффективность лечения больных туберкулезом по сравнению с частными клиниками связали с тем, что только в государственных клиниках придерживаются стандартов Всемирной организации здравоохранения.

•В Южной Корее, эффективность лечения больных туберкулезом в частных клиниках составила 52 процента по сравнению с 80 процентами в государственных, потому что только 26 процентов больных в частных клиниках получали лечение в соответствии с рекомендациями ВОЗ, а более 40 процентов больных лечились по укороченному курсу.

•В Ботсване такие же результаты касались антиретровирусной терапии ВИЧ-инфекции.

•В Индии анализ 120,000 домохозяйств показал (с учетом демографических и социально-экономических факторов), что дети, находившиеся на учете в частных клиниках, реже получали прививки от кори.

Кроме того, в настоящее время имеются результаты государственно-частного партнерства в системе здравоохранения в странах Западной Европы. Самым интересным документом  является «открытое обращение» ведущих английских врачей, направленное против приватизации системы здравоохранения, которая по словам авторов привела к национальной катастрофе системы здравоохранения. Авторы письма приводят серьезные аргументы против приватизации:

•Государственно-частное партнерство в системе здравоохранения – это миф об эффективной, инновационной и менее затратной модели здравоохранении. За 25 лет существования государственно-частного партнерства (Private Finance Initiative) в Великобритании произошло сокращение перечня медицинских услуг, увеличение задолженности госпиталей и их закрытие.

•Коммерциализация сделала здравоохранение недоступным для самых уязвимых слоев населения.  Сегодня в Великобритании сформировалась двухуровневая система здравоохранения, в которой отдается предпочтение больным, располагающих финансовыми возможностями и не входящих в группу высокого риска развития осложнений, поэтому только эта категория больных получает быстрый доступ к системе здравоохранения. Все остальные — это те, кто не в состоянии платить за консультации врача вынужден ждать в конце многомиллионной очереди.

•Коммерциализация системы здравоохранения разрушает принципы  гуманности, коллегиальности и универсальности, на которых базируется врачебная деятельность. Медицинская помощь в условиях коммерциализации предоставляется не любому больному и ее объем зависит от финансовых возможностей пациента.

Последствия экономического кризиса в Греции, Ирландии, Латвии, Португалии и Испании привели к сокращению расходов на систему здравоохранения и массовой приватизации госпиталей,  что способствовало увеличению числа суицидов и инфекционных заболеваний, включая ВИЧ.

Зачем Казахстану наступать на грабли и повторять ошибки развитых в экономическом и социальном аспекте стран? Мы с завистью смотрим на показатели инфекционных болезней в странах ЕС. И если система оптимизации ухудшила общую картину в их здравоохранения, что тогда ожидает нас?

Международный опыт продемонстрировал, что частная медицина совсем не означает хорошую медицину, особенно в тех случаях, когда она начинает превалировать.

Мне трудно согласиться с министром в той части его выступлений, которые касаются экономической несостоятельности страны, из-за которой государство готово кинуть свое население. Высказывание министра о том, что «государство не может угнаться за темпами роста технологий и стандартов в области строительства больниц» не совсем соответствует действительности. Известно, что Казахстан является одной из нефтедобывающих стран, и только за последние семь месяцев экспорт углеводородов принес в казну Казахстана 32,1 миллиардов американских долларов. Страна готовится к всемирной выставке «Экспо–2017», на проведение которой из республиканского бюджета выделено 283 миллионов евро.

Конечно, система здравоохранения – это серьезный финансовый груз, который  несет государство. Но может быть для того, чтобы «сконцентрироваться на обеспечении стандартов медпомощи и обеспечить эти стандарты соответствующим регулированием и стимулированием, в том числе наполнением деньгами» – как говорит министр, государству совсем не обязательно содержать раздутые штаты министерства здравоохранения, областных управлений здравоохранения, городских управлений здравоохранения, а еще огромные администрации в медицинских университетах. Управления здравоохранения разного уровня, включая министерство, существуют только для сбора всего трех эпидемических показателей – болезненности, заболеваемости и смертности, которые желательно проанализировать, а не жонглировать.

Может быть, именно сейчас нужно перестать рассматривать республиканское здравоохранение как услугу для населения.  Ведь наше здоровье и наше благополучие – это не услуга, которую на свое усмотрения захотят или не захотят предоставить медицинские организации, это наше право и благо, которые закреплены законодательными актами — Конституцией РК (статья 29) и Кодексом о здоровье РК (статья 4). А кроме того, существуют международные документы, включая Декларацию о правах человека, провозглашающие право на здоровье.

У меня есть только одно образование – медицинское, я врач, но я знаю, что лоббирование заведомо провальных реформ связано с тремя основными причинами — сильной личной заинтересованностью, привязанностью к идее и дезориентирующими воспоминаниями. Я далека от мысли о личной заинтересованности министра здравоохранения в выгоде, которую он может извлечь, отдав госпитали и поликлиники в частные руки. Я больше склоняюсь к тому, что завидное упорство,  с которым министр здравоохранения продвигает государственно-частное партнерство в системе здравоохранения, направлено на удовлетворение собственных амбиций и реализацию за государственный счет результатов своей докторской диссертации «Организационно-методические и финансово-экономические основы инновационно-инвестиционной стратегии развития системы здравоохранения Республики Казахстан.

Но то что докторант Елжан Биртанов в 2010 году «защищал» государственно-частное партнерство в системе здравоохранения не оправдало ожиданий ни одной страны вне зависимости от уровня экономического развития. И в настоящее время последствия  этого научного или скорее, экономического эксперимента тщательно анализируются и критикуются.

Может быть, прежде чем начать реализовывать научные амбиции одного человека, пусть даже министра здравоохранения, следует обдумать международный  отрицательный опыт? Ведь министры в здравоохранении часто меняются, и никто после их ухода не отвечает за последствия проведенных реформ. Результаты оптимизаций расхлебывают люди.