Записки патологоанатома. Миссия невыполнима?

Доктор наук, патологоанатом Айгуль Сапаргалиева в своей колонке размышляет об актуальных вопросах медицины и образования. На этот раз она рассказывает о работе, учебе и природе человека.21 июня в интернете появилась информация о митинге иностранных студентов Казахского национального медицинского университета. Эта новость разнеслась по всей республике, местные телеканалы получили свежую информацию из «первых уст» — от проректора университета, от декана международного медицинского факультета, интервью давали и сами студенты.

Миссия невыполнима

Средства массовой информации писали о том, что неуспевающие студенты требуют справедливости в оценке их знаний, ну и заодно – о сложностях с визами и общежитиями. Справедливости студенты из Иордании и Индии требовали шумно, митинг был подготовлен, так как практически половина участников держала в руках распечатанные плакаты со словом «справедливость». Требуя справедливости к себе, студенты вели себя крайне агрессивно в отношении остальных —  громко скандировали, полностью блокировали два этажа административного корпуса и парализовали работу деканатов.

Я оказалась в эпицентре этих событий, потому что среди студентов, требовавших справедливости, было 8 человек «заваливших» патологическую анатомию уже в третий раз. Я стала свидетелем встречи студентов с администрацией в Зале Славы, когда студенты продолжали топать, кричать, обрывать преподавателей, требуя все той же справедливости. По инициативе администрации университета была создана согласительная комиссия, в которую включили представителей взбунтовавшихся студентов, чтобы в рабочей обстановке обсудить сложившуюся ситуацию.

Уже на следующий день согласительная комиссия ознакомилась с письменными работами 8 студентов 2 курса ОМ, а я объясняла причины столь низкой оценки за экзамен. Все обвинения митингующих студентов в адрес моей кафедры на поверку оказались обычным враньем.

Эти два дня принесли немало треволнений в мою и без того напряженную жизнь и заставили задуматься о том, что вышедшие протестовать иностранные студенты, громко заявлявшие о совершающейся несправедливости, мало чем отличаются от казахстанских студентов, которые не привлекая к себе внимания, тихо посылают на кафедры родственников, друзей или знакомых. Время сессии – это самый непростой период для преподавателей, когда телефоны перегреваются от шквала звонков, а коридоры кафедры заполняются бесконечными ходоками.

Мне кажется, что именно этот феномен достоин журналистского расследования, при этом как явление вообще, и в медицинском университете в частности.

И, казалось бы, ну что страшного, если студент не ходит на лекции и пропускает 3-часовые практические занятия? Ведь семестр длинный  — целых 18 недель, а за учебу все равно платят или  государство, или родители.  И вроде ничего страшного, если студент опоздает на  занятие на один час или два часа? Он же пришел. Ну не наступит же конец света, если студент систематически не готовится к занятиям, ведь это отразиться на успеваемости только в конце семестра, а виновата все равно будет кафедра, потому что студента уже зачислили в университет. А значит – учить студента обязана кафедра, хочет студент этого или нет.  И мы обучаем, а совсем неуспевающих —  оставляем на повторный курс, но они и на повторном курсе не могут справиться с программой дисциплины, и все повторяется вновь, и может продолжаться до бесконечности, пока студент платит, хоть до пенсионного возраста.

Каждый раз, сталкиваясь с такими студентами, я задаю один и тот же вопрос: как можно без мотивации учиться в медицинском институте? Я всегда была уверена, что профессию врача должны выбирать люди, имеющие желание помогать больным и стремящиеся получить знания, а не просто диплом. Потому что врачами не становятся, ими рождаются.

В глубине моей души теплиться надежда, что все иностранные студенты, вышедшие с протестом на площадь перед университетом, получат свой диплом и уедут из Казахстана. А что делать с нашими студентами, которые сейчас с большим трудом переползают с курса на курс?

Мне кажется, что студенты, которые получают проходной балл – 50 (из возможных 100), не должны оставаться в медицинском институте. Я с ужасом представляю себе врача, имеющего поверхностные знания о строении органов и их функциях, возможно, что-то слышавшего о клинических проявлениях заболеваний и процессах их диагностики, и прогулявшего занятия, посвященные лечению этих заболеваний. А вы доверите такому врачу жизнь самых близких людей – родителей и детей, и свои жизнь? Оставляя таких студентов в стенах университета, мы обрекаем свое собственное будущее.

Последние четыре года на моей кафедре внедрена новая практика. На втором этапе экзамена, который проходит письменно, студенты ставят свои подписи под фразой из Кодекса чести студента КазНМУ, в которой говорится о запрете на списывание и подсказки. Студентам нужно только подтвердить своей подписью, что они знакомы с этой  информацией. Я столкнулась с неожиданной для меня реакцией со стороны студентов второго курса на просьбу расписаться под этой фразой. На лицах одних студентов появлялась ухмылка, на лицах других — улыбка, иногда они громко смеялись, а один студент вообще отказался расписываться. И мне не понятно, почему Кодекс чести студента университета, в котором они учатся, вызывает такую реакцию? Студент, который сегодня ухмыляется над фразами из Кодекса чести, сможет завтра следовать главной заповеди медицины «не навредить больному»? Студент, который сегодня лжет преподавателю, устоит ли от соблазна завтра переписать медицинские документы и подделать результаты лабораторных исследований? Студент, который сегодня выпрашивает оценки, сможет ли завтра сохранить жизнь своему  больному?

Вместо заключения

В миссии нашего университета прописано, что университет готовит высококвалифицированных специалистов для Республики Казахстан. Слова миссии можно увидеть в кабинете любого заведующего кафедрой и в Зале Славы, потому что мы гордимся своей миссией. Но практически каждый раз, когда я сталкиваюсь со студентами с академическими задолженностями по нескольким предметом, когда я вижу спящих студентов на лекциях или скучающие лица на практических занятиях, я задаюсь вопросом —  насколько миссия выполнима?


Сапаргалиева Айгуль