Записки патологоанатома. Вам нужны крылья?

Доктор наук, патологоанатом Айгуль Сапаргалиева в своей колонке рассказывает о своем новом увлечении керамикой и глубоких мыслях, на которые может натолкнуть вопрос юнца о крыльях.

Вместо пролога

После ухода из университета мне больше не нужно было готовиться к занятиям на следующий день. В результате у меня освободились вечера, что стало мотивацией для похода в группу художественной керамики. Свободное время по вечерам стало мотивацией для похода в группу художественной керамики для овладения секретами работы с глиной. Да и сама мысль о том, что первым гончаром был Господь Бог, сотворив Адама из глины, наполняло мое сердце невероятным восторгом.

Часть первая о том, как я познакомилась с настоящим художником

Наступил понедельник и я познакомилась с художником Володей Григорьяном – педагогом по художественной керамике. У каждого есть собственное представление о том, как должен выглядеть художник. Так вот Володя – это реальное воплощение моего представления художника – доброе лицо, большие выразительные глаза и обязательный атрибут художника, символ французского шарма – берет на голове, который слегла сдвинут на бок. Володя говорит немного, негромко, четко произносит каждое слово и показывает, как надо работать с глиной. Движения Володи неторопливы и кажется, что стоит только их повторить, все получится точно также. Не все так просто. Я пыталась делать все так, как показывал Володя, и это оказалось делом невероятно трудным. Я очень старалась.

На первом занятии Володя с интересом спросил меня о том, чтобы я хотела бы полепить. Как человек амбициозный, я пришла на художественную керамику «подготовленная» – со своим собственным проектом, назвав его «Времена года». По моему художественному замыслу тема должна была включать четыре панно с изображением цветов. Для лета я выбрала кувшинку, для весны – тюльпан, для осени – хризантему. Зимним «цветком» я назначила еловую шишку. Осталось самое простое – реализовать задуманный проект. Володя мягко попробовал меня отговорить, предложив сделать, что-нибудь попроще. Но я настояла на своем.

Поэтому мое первое занятие было посвящено ваянию кувшинки и бутона. Два часа я пыхтела над реализацией «лета», используя технический прием, который показал Володя, с романтическим названием «формовка». Володя не просто наблюдал за мной, он подсказывал, как сделать сначала лепестки кувшинки, а потом и бутон. Завершив «лето», я приступила к «весне». Тюльпан пришлось сделать размером поменьше по сравнению с кувшинкой из-за лимита времени. Но в конце занятия два сезона года – «весна» и «лето» были завершены – их оставили сушить, пообещав, что после просушки, из вместе отправят на обжиг. Мне же оставалось только терпеливо ждать наступления субботы, чтобы увидеть, что же получилось. Наступила суббота и на втором занятии Володя учил меня расписывать изделия собственного произведения глазурью. Оказалось, что покрывать изделие глазурью доставляет не меньшее удовольствия, чем их лепить. В моем распоряжении были самые разнообразные кисточки – большие и маленькие, широкие и тонкие, с жестким и мягким ворсом. А еще – целая палитра красок для глазури, и можно было попробовать любые. Глаза разбегались, а душа радовалась. Я покрыла лепестки кувшинки сначала белым цветом, потом желтым, и моя кувшинка получилась невероятно солнечная, а гладь пруда стала изумрудной. Потом я занялась тюльпаном, который даже стал похож на натуральный, но кувшинка мне нравилась больше.

Часть вторая о том, как мне нравится керамика.

Практически из всех уголков мира, куда я попадала в разное время и разные годы, я везла домой керамические изделия: в Баку я купила набор для фруктов, в Лиссабоне красного кота, в Стамбуле – гранат, в Ницце – сову. А еще за много лет я собирала коллекцию керамических солонок и перечниц, а началу ей положила купленные мной в Амстердама Ен и Ена, выполненные в стиле дельфтских мастеров.

Но сейчас моя любовь к керамике наполнилась совсем другим смыслом – теперь я, пусть на дилетантском умею лепить изделия из глины. И от Володи знаю, что глину предварительно нужно «отбить», чтобы во время обжига изделие не взорвалось. Ведь взорванное изделие может повредить соседние предметы. И Володя у всех своих учеников вырабатывает чувство ответственности за свои изделия и сохранность изделий товарищей по группе. А еще мой лексикон пополнился новыми словами, о существовании которых я даже не подозревала – шамот, стека, штихель. Слово «заглаживание» наполнилось для меня другим смыслом и включает в себя процесс придания идеально гладкой поверхности сырому изделию из глины.

Часть третья о том, как развивается мелкая моторика рук в процессе занятий художественной керамикой.

При работе с глиной участвуют все пальцы рук, а это потрясающее по своей значимости упражнение для развития мелкой моторики рук, позволяющее людям пожилого возраста (а я имею ввиду прежде всего себя) сохранить координированные движения пальцев и стимулировать зоны Брока и Вернике коры головного мозга – двигательные центры речи, расположенные в лобной доле.

Сегодня не для кого секрет, что существует прямая связь между развитием пальцевой моторики и речевой функцией. Поэтому основное внимание развитию мелкой моторики рук уделяется у детей младшего возраста. Ведь уровень развития мелкой моторики является одним из показателей интеллектуального развития ребенка и степени его готовности к обучению. У маленького ребенка развитие центров головного мозга «завязано» на мелкой моторике рук, как собственно, и самые важные функции высшей нервной деятельности — пространственная координация, зрительная и двигательная память, логическое мышление и внимание.

А какого значение мелкой моторики рук у взрослых? В зрелом возрасте не каждый взрослый отличается ловкостью. А с возрастом тем более, все труднее становиться справляться даже с иголкой и ниткой, и все из-за того, что в головном мозге развиваются атрофические процессы – таковы незыблемые законы природы. В пожилом и старческом возрасте объем головного мозга уменьшается. Объяснить этот естественный процесс с современных позиций можно потерей нервных клеток и уменьшением числа соединений между этими клетками. Следствием возрастных изменений в головном мозге становится значительное уменьшение скорости проведения нервных сигналов, что влечет за собой и снижение когнитивных способностей – слабеет память, замедляются мыслительные процессы, утрачиваются навыки.

Современное общество стареет, и может быть поэтому становится актуальным поиск средств, способных замедлить процессы старения мозга. Одни исследователи рекомендуют пожилым людям регулярные и продолжительные пешеходные прогулки – до 10-15 километров в неделю, как самое простое средство от уменьшения объема головного мозга, другие предлагают заняться медитацией, а третьи считают панацеей диетическое питание.

Я знаю немало пожилых женщин, которые посвящая все свое свободное время внукам, самозабвенно «таскали» детей дошкольного и школьного возраста на многочисленные дополнительные занятия – в музыкальную школу, на танцы, рисование и т.д. и т.п. Получалось, как у Агнии Барто: «драмкружок, кружок по фото – это слишком много что-то». Но редко кто из этих героических женщин, с таким же азартом посещал собственные «клубы по интересам». И здесь имеет место парадокс – пожилые люди, посвятившие талантливым внукам все свое время, для себя выбирают наименее эффективный формат время провождения – сидение с пультом у телевизора и общение по телефону с родственниками или друзьями. Именно телевизору и телефону они посвящают многие и многие часы, обсуждая бесконечные телесериалы или пересказывая содержание новостей, поддерживая атрофические процессы в головном мозге.

          Вместо заключения

«Вам нужны крылья?» – этот вопрос был обращен ко мне. Его задал сидевший напротив меня Эдгар. Эдгару 14 лет, он учится в 9 классе, ему нравятся фильмы Ханеке и он мой «сокурсник» по классу художественной керамики. Эдгар не «новичок» в отличии от меня, и в последнее время он работает над собственной темой под названием: «мужской классический костюм». Он не отвлекается на мелочи и сосредоточен на реализации собственного проекта. Эдгар поделился со мной, что все готовые изделия будут выглядеть, как коллекция верхней одежды в витрине магазина.  На прошлом занятии мы вместе осваивали ленточно-жгутиковую технику и лепили из глины конфетницу в форме птицы. Эдгар слабо приклеил птице крылья и после обжига они просто отпали. Наш педагог Володя принес Эдгару птицу и ее отвалившиеся крылья.

«Вам нужны крылья?» Вопрос Эдгара показался мне довольно глубоким, хотя он имел ввиду конкретные отвалившиеся крылья. А я подумала о том, что крылья нужны всем, независимо от возраста.

А как жить без крыльев? Ведь столько еще предстоит – нужно завершить начатый неделю назад курс для врачей патологоанатомов Алматы и Алматинской области, закончить анализ клинического материала по больнице неотложной медицинской помощи. И еще нужно посмотреть фестивальные фильмы и посетить рекомендованные Володей художественные выставки. А столько еще предстоит сделать своими руками на занятиях по художественной керамике.

Моя дочь попросила меня сделать фигурки героев сказки Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц». На последнем занятии я слепила Лиса, с которым подружился Маленький принц. И снова перечитала сказку. Летчик и журналист, написавший пронзительную историю для взрослых, в своем посвящение к книге пишет о том, что «все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них помнит об этом». Записавшись на художественную керамику, я решила вспомнить, как очень давно мне нравилось лепить и рисовать. На следующем занятии я хочу сделать баобаб, с которым так отчаянно боролся Маленький принц, спасая от этого сорняка собственную планету. А мы должны бороться за собственное здоровье, особенно в пожилом возрасте. И я точно знаю, что художественная керамика поможет задержать процессы атрофии головного мозга, как впрочем и вышивание, которым собирается заняться моя приятельница.


Врач-патологоанатом Сапаргалиева Айгуль